События вплетаются в очевидность.


31 августа 2014г. запущен литературно-публицистический блог украинской полиэтнической интеллигенции
ВелеШтылвелдПресс. Блог получил широкое сетевое признание.
В нем прошли публикации: Веле Штылвелда, И
рины Диденко, Андрея Беличенко, Мечислава Гумулинского,
Евгения Максимилианова, Бориса Финкельштейна, Юрия Контишева, Юрия Проскурякова, Бориса Данковича,
Олександра Холоднюка и др. Из Израиля публикуется Михаил Король.
Авторы блога представлены в журналах: SUB ROSA №№ 6-7 2016 ("Цветы без стрелок"), главред - А. Беличенко),
МАГА-РІЧЪ №1 2016 ("Спутник жизни"), № 1 2017, главред - А. Беличенко) и ранее в других изданиях.

Приглашаем к сотрудничеству авторов, журналистов, людей искусства.

ПРИОБЕСТИ КНИГУ: Для перехода в магазин - НАЖМИТЕ НА ПОСТЕР

ПРИОБЕСТИ КНИГУ: Для перехода в магазин - НАЖМИТЕ НА ПОСТЕР
Для приобретения книги - НАЖМИТЕ НА ПОСТЕР

вторник, 31 января 2023 г.

Веле Штылвелд: Экзекуторы мечты, антология неформального текста, ч.14

Веле Штылвелд: Экзекуторы мечты, антология неформального текста, ч.14

Киевский портовый кич просто прекрасен. В нем всё по приколу, вот только трансформаторные серые будки над причалами угажены осколками граффити прошлых лет. Особенно гадкое Break-n-Facking rules! Да, можно игнорировать и трахать всяческие правила, но если в столь обворожительно прекрасную набережную вогнаны сотни миллионов гривен народных, то за такие чудачества в самую пору можно было бы бить морды... И только затем пить сладкий мартини со льдом... Скромненько и со вкусом…
 -. 
О диагнозе власти... С оглядкой на неё у окрестного старичья всё ещё на часах вечное время не старости. Поскольку у власти всего две заморочки. Удушить пенсионно плюс придавить тарифно и вынести на погост. Нацию лишают седобородых... Иные проблемы у неё в связи с этим ещё только возникнут и очень ещё потребуется опыт и сметка этих всё ещё не старых людей, чей возраст от шестидесяти лет до вечности... 
Совсем иной возраст у всяческих привластных раскройщиков по мере житейской. Эти у себя зря воровать не станут… Вот почему всё это воровское племя со всеми маслами и окостышами время из власти гнать! Волевым народным командным решением... О дети народные, не пора ли всем миром нам поискать безупречно честных исполнителей?
Бесконечные подковерные круглые столы и присадка на карачки народные выхода, увы, не дадут... Боюсь удивить... Но не за горами грядёт в стране не театральное народное возмездие...  А пока вот вам срез философия старости в одном из спальных столичных районов...
Этой ночью, как и прежней, я это и беспокоит меня, словно сам я народный вождь... Но по мне главное – это просто подтолкнуть общественную мысль, а к кому и когда она подкатится – дело времени... Сегодня мы заговорим о реальном двоевластии. А завтра – о национальном круглом столе... Ворье и свора олигархов должны навсегда отступить в прошлое... Ведь сегодня народ просто задыхается от их непрошенной опеки, ощущая себя словно в удавке, когда сжимаются их цепкие когти на горловом яблочке у каждого из украинцев... И оттого дышать становится всё трудней и трудней... У всей страны начинается спазматический оттёк легких... И это уже народный диагноз... О нем и будем говорить завтра...
Признаком же того, что в стране в очередной раз строят глубочайшее социальное гетто, стало заявление потомка советского топ-чиновника ни недавнего украинского  соцминистра Павла Розенко о том, что правительство вынужденно платит пенсионное пособие старикам, которое, по мнению этого хайера, не заслужившим полноценного пенсионного обеспечения... Явный совковый красный фашист, который и сегодня всё ещё является на многочисленных официозных телеканалах… Старое совковое зомби средних лет и ниже среднего интеллекта на отработке хлебов олигарховых в пору национальной бескормицы…
Можно было бы промолчать... Но тогда завтра нынешние розенки весь народ крепко забьют на горшок. И хотя сам  Розенко, так мечтавший сметь оставить стариков-пенсионеров без материального мизерного дп-баланса во времени, слетел, но в стране так и осталась вся политбюровщина и совковая срать очередного нынешнего переходного правительства. Сегодня она уже очевидна и народ о ней решительно заговорил вслух!
Правда, похоже, что нас, нынешних в политическом смысле украинцев, всё пытаются стадно прогнать по историческому мосту для животных… Как морской экипаж очередного украинского Одиссея, кем бы он ни был. Но народ решительно предупреждает – такого уже не будет!
-.
Правда, и в советское время образованному киевскому еврейству жилось неважнец. В те годы только из Киева в Эрец и страны западной демократии откочевало до шестидесяти тысяч киевских евреев, что составляло практически 90%.
То, что сегодня выдается за нынешние киевское еврейство, можно смело и грустно называть тяжким наследием прошлого. Местечковые поступки и нравы, местечковые перекручи и заблуждения всяческих дядей жор, их обрезанность от сложившейся стихийно слабо духовно народных масс, их приверженность некому несостоявшемуся прошлому порой просто ужасны.
Они не хотят признать, что это прошлое в стране с духовно сегрегацией – раздельными коридорами этносоциальной нынешней корриды просто не могло состоятся... Ладно, но пока это как бы всем понятная преамбула.
Теперь же об этой самой социальной корриде, в коридоры которой попадает то нынешняя украинская интеллигенция – под шпицрутены внука члена политбюро ЦК КПСС Кириленко, недавнего министра культуры,  как под ещё более жесткие розги потомка руководителя украинского советского Госплана Розенко попадало всё тоже украинское старичье.
Я не сторонник спускать собак на отточено неумных, хоть  и отстраненных ныне министров, тщательно готовивших пропутинский ренессанс совка у нас в Укрине. Но их ещё недавние антинародные блаблабла свежи в памяти и оттого вынуждают. Мало того, что всю эту сучью номенклатуру просто никто и никогда не девал, щепетильно и тщательно держа в привластном загашнике из одно только пренебрежения к народной этике и общественному прогрессу,  что просто воистину ужасает.
Вот выступает, к примеру, как некий наследный, простите не принц, а ещё недавний культурный министр Кириленко, и всем ясно – виноградники рубить не будем, было... Будем рубить вождями музей этнической памяти... Вот за такие-то штуки всех этих потомков некогда совковых вождей поснимали. Поскольку, меньше чем на духовных и моральных преступников господа розенки и кириленки здесь уже не тянули... Хоть тот же  Павел Розенко, по примеру своего дедушки-политбюрова, заартачился и под занавес своего привластного явления публично показал всем украинским пенсионерам кузькину мать!
Их, отпахавших, он унизил национально, объявил, что настоящей пенсии им не полагается, и  что им государство воров и потомков всяческих политбюровых вынужденно будет только платить пенсионное пособие, и до 2017-го года все эти пенсионеры ни копейки по замыслу тогдашних совковых откатчиков в политике они не получат!
Сказать, что все эти кириленки и розенки так внезапно генетически явили себя – это просто ничего не сказать... Зачем же было море крови на Евромайдане, чтобы к власти пришли эти откровенно духовные убоища? Вопрос в ином – кто и зачем на крови повытряхивал и востребовал их из горьких запасников истории нашей. Как по мне – хлебнувшему – их надлежало гнать, что, собственно, и случилось в силу их исторической одиозности.
Изначально же ни Розенко, ни Кириленко в правительстве реформаторов было быть не должны. Это было оскорбительно для нашей народной памяти, пока её в ту пору ещё не скомкали окончательно! И еще уже для всех последующих младо розенок и кириленок: мы не сдохнем, мы выдюжаем, но если надо, пойдем ещё раз на кровь, чтобы вырвать, наконец, страну из цепких охватов прошлого, в том числе и у внуков наших прежних гонителей! Но смею напомнить зарвавшимся этимологию слова гетто. Первое еврейское гетто образовалось у первых пушечных литейных заводов эпохи Возрождения... Там еврейские мастеровые отливали пушки по конструктивным слепкам великого Леонарда да Винчи. Это было началом конца рыцарской эпохи Дон Кихотов. Больше украинских Дон Кихотов вы не получите, дяди! Будет реализовано извечно выстраданное страной: Слава Героям, смерть ворогам!

Юрий Контишев:"Бог бросил мир на полчаса", текст совместно с Веле Штылвелд

Юрий Контишев:"Бог бросил мир на полчаса", текст совместно с Веле Штылвелд

Разбит по нотам под оркестр,
Под звон клавира, рейд из Рая,
В нём были те, кто нёс свой крест,
На весь окрест и бред взирая...

И все из тех, кто спас наш мир,
Невест и женщин мироносных,
Стоят крестами у могил,
И ждут миров – иных, соосных...

Уносит в небо навсегда
Тех, над которыми в котурнах
Проходит ангел без труда,
Над прахом прошлым в старых урнах.

Я в том строю не состою,
Здесь молох с тучным урожаем…
Я души, павшие в бою,
За плёс небесный провожаю.

И тихо к ангелам бреду
Среди войны, я как в аду,
в кровоточащие минуты…
Но за черту не перейду,
Хоть и ворчат вокруг: Да ну ты!..

Бог бросил мир на полчаса
И мир взорвали зло и смуты...

понедельник, 30 января 2023 г.

Веле Штылвелд: Экзекуторы мечты, антология неформального текста, ч.13

Веле Штылвелд: Экзекуторы мечты, антология неформального текста, ч.13

– Хоронить Леонида кто будет? Я с ним только в одной квартире жила. А он был альфонсом и кочевал от бабушки к бабушке. Они его и содержали. Пока не пересеклись на одном «бабилоне». Все сразу и он в неком танцклассе старушки всегда станцевать свой последний парный танец непременно с каким-то альфонсом. Леонид А. был из таких.
Сердец у старушек не было, а вот квартиры и кошельки восьми старушек-пердушек перед Леонидом закрылись. Сам содержать себя он не умел, не любил и не мог, вот и выбросился на асфальт. Но только перед смертью он почему-то решил, что на поэтическом поприще он в вашем лице вроде бы нашел – нет, не почитателя, а сос-страдателя. Вот и по-сос–страдайте. Дайте денег на похороны: венки, гроб, трансферт... Вы можете... Как генерал городского литературного мира...
– Мадам, я, по крайней мере, в армейском табеле рангов дальше ефрейтора рожей не вышел. Но есть в нашем мире милейшая грандесса, бывший парторг в мире прикормленных властью писателей, спущенная к нам – неформалам по разнарядке от самого Леонида Макаровича, так это вы к ней... К ней... добрейшей гранд-осведомительнице нашей...
– А денег она хоть даст. Хотя бы на гроб, чтоб не сосновый крашенный, а как писателю полагается…
– А что гробы писателям особые положены?
– Думаю, да! Мне и Леонид так говорил... У него был маниакально-депрессивный синдром, так он в психушке многих литераторов перевидал. Прямо как в творческом филиале на Фрунзе 103.
– Вялотекущая шизофрения, ментик от КГБ?
– Она самая.
– Тогда вот вам телефон. Только ничего не требуйте и не хамите. Она в прошлом самого Параджанова обеспечивала чердачным помещением в Киеве и хоронила того, когда у мэтра окончательно поехал чердак от киевского коньяка... Он же не армянский... А так, три гички на грузинском жидком мелко сортном чайке...
– Почему вы столь язвительны?
– А чем я вам помогу? Он не был мне другом. Он был просто мило нелепым человеком. Таким, как и я, но с другим спектром всяческих негараздов.
– Ладно, позвоню, но и вы на похороны не приходите, а то Леонид едва ли не каждую неделю к кому-нибудь на похороны ходил... Так набирался, так набирался, а, казалось бы, – еврей, и мечтал о своих похоронах в Иерусалиме...
– Не приду. Я тоже мечтаю...
И не пошел.
А Леонид Б. умер от рака мозга вследствие деллириума почти через два десятка лет. Но и к тому я на похороны не пошел. Но это уже другая история. А экс-парторг НСПУ Алла Потапова в ту пору Леониду А. таки помогла – негромко и немного. И человека не стало. Первого и последнего, считавшего меня великим поэтом перегаженной жуликами современности… А в это время на стадионе в то время «Динамо», ныне же – имени Лобановского человечек среднего роста в свитере с оленями вручал моей «чернобыльской» школе, в которой я работал не поэтом, учителем четыре черно-белых телевизора, которых перепроизвели еще при совке.
Мы их тут же установили в кабинетах физики химии биологии и информатики. Простояли они в классах всего одну осеннюю четверть и тихо скончались... А Макарыч был по-прежнему жив и всячески процветал... И было ему тогда 85 лет. Но и он уже помер смиренно и благостно. И для большинства украинцев как-то незаметно… Мир их праху его и всем шапочным поэтическим приятелям и синьорам! На том и аминь...
-.
Я очень настороженно отношусь ко всем внезапно притихшим вчерашним врагам. Что-то у них за пазухой мне не нравиться... Вот почему в подобный новый мир я не верю... Стар уже доверять... Еще с водораздельных девяностых, навечно…
В ту недобрую пору молоденькие провинциалки в кафе-баре-кегельбане над станцией метро «Большевик» прямо на глазах у опешившей публики подписывали контракты по продажи своих молоденьких тел дьяволу. Немецкие бордели экономили даже на бумаге. Документ писался почти на папиросной бумаге…
Запомнились глаза одной такой безвольной хрупкой девушки и эта папиросовая бумага. А в это же время одна отчаянная киевская художницу лихо и на одном автостопе да ещё Бог весть каком извороте преодолевала три государственные границы между Украиной и Польшей, Польшей и Германией и в обратном направлении в течение одного только месяца. Просто так на спор, на азарт...
Несло её и ей же подобных нимф и старлеток по каким-то вечно лесистым склонам с какими-то сумбурными фантазиями и лихачествами в голове. Они не смели, не хотели и не желали быть жертвами, разрушали чужие семьи, разоряли чужие гнезда, награждая нерадивых тамошних фраеров-обожателей крепкими европейскими венерическими коктейлями, которые в Германии и Польше запросто лечились одной лошадиной таблеткой, а вот в Украине превращались в проблему. В целый букет проблем, и оттого милашки вновь пускались в бега, чтобы рано или поздно стать кельнершами где-нибудь в Брюгге или в Гданьске или продавщицами тюльпанов на Кресте. Если же у них вдруг обнаруживался СПИД, они тут же по подложным санитарным книжкам стоически уходили в уборщицы всё тех же всяческих столичных кафе. И там уже умирали, оставляя Киеву детей-спидоносцев извечно сиротских сирых кровей. 
Иное дело мужчинки и бойкие мужички... Один из них – крайне громогласный громыхало на мелком ходу с внешностью вечного полу-подростка писал белогвардейские стишата и был дипкурьером между Киевом и Парижем. О Париже говорил выразительно густо и грустно, сжимая голос до почти тайного, гортанного клекота и вкладывая в каждое слово сакральный смысл оккультного знатока времени. Правда, только его ситцевого второсортного времени, не иного…. Но меня подобный Париж не прельщал, а даже отталкивал.
Ведь в девяностых годах девятнадцатого века на грандиозной Парижской выставке всяческих промтоваров побывал мой прадед, и где-то на Эльфелевой башне, в парижском поднебесье признался в любви молодой модистке, предложив ей руку и сердце, но она предпочла шить в Париже женские панталоны в ателье самой мадам Круазье...
Панталонный салон мадам Круазье в моей башке годами во мне не смыливался и нисколько не вписывался в сакральные парижские подтексты басовитого дипкурьера – поэта. И оттого я его тихо и упорно в себе смеял,  как и его бараний снобизм. Но красок поэтических тот прибавлял. Иное дело, однажды одна поэтесса вырвалась из Киева в Майями, затем еще одна в Женеву, Барселону, куда-то в Португалию, Испанию и понеслось...
Но только  та – первая, написав пачку опубликованных в киевской прессе эпистолы с эпистоляриями и, возвратившись в Киев, даже вышла удачно замуж за театрального и телепродюссера, оставаясь при этом прекрасным человеком и сострадательным другом. А вот прочие поэтессы. Они уже не умели и не смели прощать Киеву размеренную на долгие десятилетия нищету и тупой украинский снобизм феодального национализма. 
– Такой дохлый рафинад кушайте сами, – говаривали они за столами у своих мужей иностранцев – швейцарцев, испанцев, португальцев, испанцев...
Я же находил снобизм прямо на киевских улицах. Пседоевропейский снобизм, показывая и открывая столицу старым голландским ухажерам за нашими киевскими кокотками и молодым бестолковым итальянцам, которые в ту пору часами искали холодного пива в расжареном летнем городе и находили только тарелку колотого люда глубоко под вечер в каком-нибудь традиционно совковом ресторане, где они на килограмм льда умудрялись выпивать бутылочку болгарского сухого белого кисляка...
И всё же самые удачливые бежали в ту пору в Москву и там загибались «литературными неграми» за 400 долларов в месяц, тогда как и в Киеве уже бывали вакансии и на 500 и на 700 баксов, и их порою занимали ныне известные поэты, вчерашние глубокие провинциалы безо всяких голубых да розовых на сей счет иллюзий. Их жесткий прагматизм выжимал из них желчь и они навсегда черствели...
Вот такая Европа предопределялась как уход в некое поэтическое безмолвие, хотя именно из Европы замужние поэтессы привозили прекрасные итальянские, швейцарские и португальские издания своих поэтических нив. Но никто не говорил себе – жопа! Это были продукты иной цивилизации и при всей своей эстетической красивости всем нам они были просто до сраки.



Юрий Контишев: "Выживаем", авторская песня

Юрий Контишев: "Выживаем", авторская песня

Выживаем мы, а жизнь нас выжимает.
Выжимает нас, и кто-то выживает.
Вы же сами этот ужас вызывали…
Прозевали, прожевали и сплевали.

Наплывает обожжённое печалью…
Остывает обнажённое ночами…
И отчаянность за детским немолчаньем
Защищается солдатскими плечами.

Все кричали нам – война должна начаться!
Но - не чаяли печали домочадцы.
Развенчалось православие на святцы.
За свечами нам до них не достучаться.

 Повстречать бы в этот час родного братца,
Что в России начал переобуваться,
В эту чудь и в эту власть не стал мараться,
На войну проситься и в тюрьму ховаться.

Как коварна суть кремлёвских прокламаций.
Из войны попасть в дерьмо спецопераций.
Братец вышел, чтобы в чистом поле сдаться.
Разговор пресёк бесовский русский нацик.

Навигацию нарушил жизни братской.
Краток путь его земной и без оваций.
Будут дни теперь тянуться  и теряться.
И кому теперь за это извиняться?

Извиняться за войну, за *хата с краю*,
За нацизм российский, за мою Украйну,
За детей, которых бомбами пугают,
За весь мир, что в преисподнюю толкают.

Наплывает обожжённое печалью…
Остывает обнажённое ночами…
Выживаем мы, а жизнь нас выжимает.
Выжимает нас, и кто-то выживает…

суббота, 28 января 2023 г.

The poster of the 38 Millersville University Conference on the Holocaust and Genocide (USA) with this paintings by Irina Didenko (Ukraine, Kiyv)




 

Веле Штылвелд: Экзекуторы мечты, антология неформального текста, ч.12

Веле Штылвелд: Экзекуторы мечты, антология неформального текста, ч.12


Кто знает, сколько в Киеве высотных домов. Кто говорит, всего выше двух этажей – от 88 до 91 тысяч. Не проверял. Так вот, на одном парадном одной оболонской высотки вывешен список должников. Люди подсчитали. Одно парадное должно более 400 000 гривен. Мы имеем дело с национальным коммунальным коллапсом. Взрыв очевиден, страшный социальный гнев сочится со всех щелей украинской столицы!..
Мне же самому регулярно снятся достаточно неприличные и далеко уже не столичные сны…
Вот, к примеру, в ночь на очередную январскую субботу меня подрядили в помощники мастера по ремонту всяческих телеящиков. А все почему? Пошла вдруг по экранам всех этих приборов странная серебристого вида весьма откровенная порнуха… Достаточно зрелая тридцати семилетняя откровенная дама в костюме из серебристого люрекса как раз и являла все эти  неприглядные откровенные позиции, а с ними и, развернутые в мемы, ролики позы, но при этом ни на одном телеящике картинка ни разу не повторялась! Чисто технически получалось, что кто-то крайне прыткий очень намеренно ёрничал, потешаясь над недолугостью национального телевещания. Порно вместо националистического бреда и политической асоциальной прорухи. И это во время войны!
Специалисты заинтересовались тем, что все эти ролики шли в яркой серебристой гамме, не доступной нынешней национальной техники телетрансляции. Начали глушить и растворять этот явно синтетический веет. И тут у потребителей бешено заплясали голубые, зеленые, серые и даже черные тона и полутона… Убрали их, и зомби-ящики словно залило кровью…
Стали потихоньку возвращать цвет за цветом, пока не уловили причину генерации порнороликов и методов их технического устранения… Но до того граждане были поставлены перед неутешительным выбором: либо порнушный, неведомо откуда взявшийся рнд-секс, либо кровь… Отстраивать ж ящики приходилось часами, пока эта виртуально неуемная секс-молодка не выходила из зомби-ящика в комнатное пространство, где ее пленили подобно сказочным приведениям… Когда же копий было явлено и отловлено достаточное множество, то они превратили выверты этой красотки в танец предсмертной агонии серебристого хека. Бросились по рыбным лавкам, а там ни под прилавком, на прилавках хека не обнаружили... Вот тогда повсеместно спешно завезли хек – и живой, и свежемороженый, и в ролах, и эффект порнодивы на всех порноящиках поисчезал, разве что кроме крайне отдаленных районов…
А вот 14 мая 2017 на ТВ-канале Ньюз Ван вечером Юрий Иванович Ехануров –один из плеяды украинских премьер-министров, изрек горькую и страшную истину о том, что в пору затянувшегося трехлетнего послемайданного олигархизма малый и средний бизнес в Украине словно отморозился и окончательно отказался платить налоги, сведенные нынешней властью к бесконечным безумным поборам… То-то оно, Петрович… Все эти порнотрюки в каждом мире от безысходности… 
Крыша сорвана и дальше залазить некуда: седьмого неба не ожидается. Оттого-то и летим в Тартары! Остаются одни горькие констатации…
"Интернет-компания, у которой на пафосный офис в пределах городского детинца ушло больше денег, чем на разработку продукта — это epic fail по определению". PRICELESS!!
Нас же информационно готовят к жесточайшему экономическому рабству... Левочкины, Фирташи, аптечные олигархи, знающие и имеющие на всех компромат даже уже покойные Гепы, все эти беззубые замалчиватели Веле Штылвелдов и прочих честных фрилансеров похоже сегодня объединились в страшный антиукраинский синдикат. Они пошли на приступ МОЗ, они выдули проблемы везде, где очень слабое и даже не народное правительство, администрация стремятся хотя бы быть пронародными!
Пятая часть электронных таблоидов – голые информационные фейки. Из оставшихся – три пятых весь ранее перечисленный ужас. Работают даже не журналисты... Просто за огромнейшее бабло просто беспринципные технологи, жрущие украинские борщи, пьющие украинские коньяки и медовухи...
Что я думаю о всей этой своре... Команд сволочей немного, но они очень приподняты материально. Раз сволочат против Родины – Украины, давайте вычислять материально и сдавать... Не в МВД, не в СБУ – правому сектору, народу страны!
Что это, к примеру, за гребанная федерация работодателей? Кому конкретно эти звери олигархические помогли с трудоустройством на йоту. Что это за ревнители лекарственные, вздувшие стоимость медикаментов в марте и первой половине апреля до безумия. Когда им стали перекрывать их воровскую жилу – их прорвало!
Господа те, кто работает на этих, ну, прямо скажем, нехороших парней. Вы вычисляемы! И нормальным взрослым сетевикам это уже поднадоело. Придется начать раскрывать карты групп влияния. 
Такой силы информационных таранов не было даже во времена Януковича и семьи. Вы, что – с ума посходили? Вы во что превратили информационную картинку в сети и на зомби-ящике... Вы просто, как минимум, заставили многих действующих и действенных политиков лечь в вынужденный дрейф.
Вас надо и вас будут сажать... пачками! Потому что такой информмерзости быть в информационном пространстве моей нежной родины Украины – не должно, а жить вы не давали вчера и попытаетесь не дать нам жить до конца дней – завтра.
Но у нас есть сегодня, и мы начнем всем миром вычислять ваших продажных информагентов и не впускать их рекламу в Украину.
Не было и нет интереса ни у вчерашних фирташей,  ни у новейших младоолигархов благоденствовать за народ! Та что немедленно следует на системном государственном уровне начать демонтаж этой информсворы! Как пророчески я писал об этом вчера: завтра будет поздно! 
-.
Где-то рядом, на книжном «Арсенале» пачки всяческих вновь издавшихся, переиздавшихся, звездно и скандально издавшихся авторов. Среди них – моих книг нет. Украина... Что же изменилось в литературе за последние 26 лет!
Формула запрета от крылатой фразы руководителя киевской НФ-студии «Дывосвит» Андрея Всеволодовича Дмитрука:
– Об этом говорить не будем! – До последней национально-свидомой таблетки номер пять:
– На русском говорить не будем!!
Нет, ребята, будем говорить и на русском, и на берберском и, самое главное, – буквально обо всём! Вперед, издатели! Налетай!
-.
А вообще, ребята, давайте жить дружно... Сегодня в день этнического костюма... супруге моей вышиванка лычить... Но самому мне кроме ермолки ничего не надо! Я потомок еврейской черты оседлости в Украине... На том и остановимся... На очередные сто лет! С праздником вас, украинцы!
-.
Коротко о всяком... В нашем общем вчера воровские наперсточники Януковича с шиком заполонили центр города, древнего Города, столицы... Городская власть тупо безмолвствовала.
Ворье неслось в метропоездах, срезало кошельки и сумки на Андреевском... Четверо отвратительно рожих, но в меру моложавых ромок мерно утюжили Андреевский взад и вперед. Лица тех, у кого были в тупую вскрыты, спороты кошельки были в шоке и отчаянии... Именно так начиналось правление Януковича...
Сегодня бреду на "голый" рынок с карманным мизером. Пенсия "лопнула" за "вздутую" коммуналку.  На земле пачки пусты противозачаточных блистеров... У рынка озверевшие косяки молодых мамашек. У многих искусственно оплодотворенных – по два-три колясочных близнеца... Да здравствует голодный беби-бум... Да здравствует пир во время чумы... Кошмар...
Козленка семи дней от роду зовут Сломанное Ушко. Это – она, козочка... Вот и вся сказочка… Так и в литературу прут волк и семеро козлят…
В литературу приходят обостренными карлами или воспаленными магами. Естественно те, кому есть что сказать... Но порой важен и только и не столько творческий накал, а его жизненное предшествие, если хотите, его земная предтеча, как сама необходимость не столько писать, сколь искренне изъяснятся с эпохой – публично и доверительно, изъяснительно и первично... Опираясь на корни собственного эго.
Тридцать два года Украина проходила пояс социальных политических и бизнес астероидов. Казалось бы... Ну и что... Проходила и проходить будет всех этих деляг извращенцев подлецов демагогов и популистов. Украина будет, только нас не будет. Уходит наше время с раздробленными нервными окончаниями и тромбами непрерывной боли в крови. Такая себе кровавая перхоть на нашем духовном безрыбье.
В 1986 году в Украине впервые заговорили о духовном Чернобыле. Никто ещё толком не предвидел раскол, никто еще толком не понимал, что не диссиденты хотя бы, а матерые проходимцы и пропагандисты совкизма захватят власть в независимой Украине.
Вчера прооперировали Леонида Макаровича – первого президента нашего. Время кравчучек и политических свитеров с оленями с огромными рогами. Вчера первый, нет, по сути, второй президент на 85 году жизни бодро сообщал, а ничего страшного... Это даже не коронарное шунтирование, это износ сосудов. И тут же зомби-ящик демонстрировал колоссально увеличенные металлические бандажи этих сердечных президентских сосудов, которых у нас просто никогда в жизни не было, и вряд ли что будет... Интересно, что он Леонид. И в прошлом моем были поэтические и литературные друзья – Леониды.
В пору президентства первого-второго Президента страны жена, условно говоря, одного Леонида А. напрямую позвонила ко мне, после того, как с утра сорвавшийся телефон проорал мне десятки раз на ухо: из окна девятого этажа прямихошенько на асфальт выбросился Леонид Б. Оказалось, что Леонид Б. жив, а вот жена Леонида А. перешла прямо к делу:
– Веле, не валяйте дурака, вы известный еврейский поэт, не мерзавец, а Леонид А. – мой муж и мерзавец, приказал долго жить... Всем нам... И мне, и дочери, и перечислять дальше...
– Не надо. Сочувствую, но я здесь причем?

пятница, 27 января 2023 г.

Юрий Контишев: "Ключик от счастья", авторская песня

Юрий Контишев: "Ключик от счастья", авторская песня

Наш Хаим был обычным вертухаем,
Он звезды в небе зеками считал.
Россия поднималась из развалин:
Кому - завод. Кому - лесоповал.

А А Колыма хлестала в подреберье.
«Рабы - не мы…», а кто ж тогда рабы?
От подмастерьев не было доверья.
И от тюрьмы – дорожка до сумы.

С ума б сойти от этого базара!
Но, мы – интеллигентны и тихи.
И тьма пути испорчена на нарах,
Под эту жизнь, пропетую в стихи.

Мои грехи - в три четверть, в ритме вальса,
И - с бородою - тролли шлют привет.
Здесь Гитлер бродит тропами Шварцвальда,
Но Путину сюда дороги нет…

Приятно мне с медведями общаться.
С людьми сложней – от них спасенья нет.
И только ангел с ключиком от счастья
Под ритм зимы развесил мягкий свет.

четверг, 26 января 2023 г.

Веле Штылвелд: Экзекуторы мечты, антология неформального текста, ч.11

Веле Штылвелд: Экзекуторы мечты, антология неформального текста, ч.11


Как видно, не зря говаривал незабвенный Карл Маркс, что у нищих нет Отечества.
Народные методы лоцирования Отечества от самых древних традиционалистских до самых инновационно-модерновых чувства Родины не возвращают, потому что у нас, простых и сирых украдена некая хоть и перекошенная вчерашними партократами народная Родина, с определенно благенькими задатками народократии, которые удавили в совковом ГУЛАГе и дурках, подарив в довершение всей нынешней Украине вполне очевидный уже диагноз вяло текущей политической шизофрении… Поскольку, если у современных украинских политиков напрочь отсутствует натруженность сердца, хоть с какими-то минимальными болями за свой окрестный народ, то не быть этим политикам в глазах народных более, чем мелкими стяжательными политиканами. И не диктовать этим политикам национальной идеи о государственности просранной и похеренной, сотни раз проданной и перепроданной Территории… 
Мне никогда уже не быть членом НСПУ, и посему в своих нынешних умозаключениях я уже точно никого не боюсь, я просто говорю здесь свою часть общенародной перекошенной Правды, и кому она не подходит, пусть просто нею подавится, ибо другой правды у меня на Земле нет.
-.
Как часто я думал: мне бог всегда подсылал только своры махровых антисемитов и жалкие кучки сумасшедших никчем на базе одной-двух воистину знаковых личностей... Не будь их, я давно бы объявил крестовых поход против банды украинских антисемитов... Но такие люди были. Они не уравновесили мое стойкое мнение, но сдержали меня от крайностей... Это уже не бог... это проклятие Провидения... Мне не дали и дня светло и значимо для себя и страны проработать оплачено нормальным образом в Украине... И тогда десять лет назад я проклял её... С тем и прожил свой шестидесятый год на чудесной украинской земле. На том и аминь!
-.
– Всё-то ты врешь, сына… Всё-то ты сочиняешь. Сколько я тебя ещё при жизни просила с религиозными фанатиками не общаться и в псевдобожественное не макаться, – с каким-то неземным укором говорит мне давно усопшая мать. – Ну дались тебе эти националисты…Ты никак не поймешь, что национализм это их религия… Как и придуманный тобой в самом себе сионизм. Это очень плохая и кровавая сказка. Отступись от ее ворошения, и закажи мне очки… А то здесь все безвидно… И только одному Диогену в здешней туманоидной бочке Бог оставил огонь… А тебя влекут давно запиленные синкопы…
-.
И точно ведут… И потому я был твердо прежде уверен, что именно ксенофобия разрушит современный украинизм изнутри... и Бог тому не будет чинить препятствий. Но за последующие десять лет я попытался сравнивать украинские реалии с европейские и попытаться поискать в том своей не нежной Родине оправдание… И вот что оказалось…
-.
Когда всех нас, кто так страстно и нелепо повелся на курортный туризм, вдруг погнали цугом окаёмом стран с курортной спецификой и почти куррортно-полицейским режимом. И только в Черногории удалось чуть вырваться на светлые просторы будвийской Ривьере. Оттого мы просто носились по глади прибрежной Адриатики и понимали, что это только начало.
По моему личному мнению, мое место – на гуманитарных кафедрах западной Европы. Я просто рассказывал бы тамошним гуманитариям о том, как мы шли все эти годы к этому дню и сколько друзей теряли – мечтателей, интеллектуалов, поэтов... Я бы рассказал о каждом, как они просто гасли и гибли в пути, освещая дорогу прочим, которые не вправе судить – достойны они или нет того, что дошли, додышали до этого, не самого светлого, с оглядкой на нынешнюю войну, дня. Который дался нам такой страшной ценой… Таким общим на всех прегрешением... Таким проклятием и такой болью. Я готов явить вам мир спровоцированного полураспада с его смрадным повседневным гниением всех и каждого. Рафинированно чопорная Европа, как я тебя ненавижу! Так что готовь, Европа, баснословные гонорары, чтобы и тебя около всяческие деятели нынешней Украины не облапошили и не превратили в очередное стадо баранов, идущих на очередное заклание...
-.
Новые слова – буктрейлер, коллаборация... Если пробуктрейлеры я уже как-то на своем блоге писал на примерах творчестве Бориса Данковича, то вот что такое коллаборация. Это не содружество, не просто сотрудничество, соавторство, а и соединение различных талантов в одном проекте...
Коллаборация, это, к примеру, когда песня написана в содружестве композитора, исполнителя и поэта или даже несколько поэтов…
Но в восточнославянской словесной вязи – это всегда много слов... Синонимов, близких по смыслу, а стандарта нет... в вечно навязываемых плевелах галицийского, диалекта, издержками которого так жутко сегодня корежат восточных украинцев... И вот принимается западная норма коллаборация... а что... привыкли все, вплоть до завзятых украинских  националистов. И опять же в пику ему приняли слово – тренд, а было еще одно очень советское и по-своему полезное слово – нравственность... Но и здесь в Украине было только слово «моральнисть». Тоже и здесь мы отыщем унифицированное западное словцо, чтобы не идти друг с дружкой в загрыз... Так и останется у нас и, видно про нас, одна единственная единственная украинская фразочка: «Дыки кнуры рохкають у бадылли»...
Вот уж точно ее ни один русский не переведет... на том и успокоимся, убивая древний украинский язык...
-.
Мне одинаково претят современное украинское литературное этоискусство и российский маргинальный бедлам в угаре тамошнего шовинизма: выкрошенное время, выкрошенные судьбы, и к тому же кто-то очень неумный в очередной раз стремится накрошить всё это в окрошку, Но, слава Богу, что время для этой окрошки навсегда и прочно прошло.
Поражают всяческие инопородные эмиссары бог весть откуда упавших мне на голову евразийских конкурсов: главный посыл которых – гони бабки за участие. Тупейший развод и профанация, где вы были все эти годы дебилы туевы... Если плясали под Путиным, там и оставайтесь, если подобным образом сшивать единое литпространство, то это преступление.
-.
Влитые в чернь коды жрецов, патрициев, аристократов, партократов и шляхты – это мы! Нам бы ко времени развернуться, инициироваться Европой. Европа свое окажет, как говаривал сербский драматург и комедиант Бронислав Нушич. А я и вовсе думаю не про Европу, а об Ильиче... Великий был мужик философской струнки Ульянов. А его в ссылку да по тюрьмам. Там он и выбегал себя до галактических кодов ненависти. Философ! А я бы все философское инакомыслие издревле как бы брал в оборот?
Брал бы на цугундер по законам жанра с устрашением, со шмоном криком воплем вайдотом... Всем стоять, бояться... Но затем, определял бы в некий философский сад, царский гарден, где давал бы в меру всего для достойного существования и выжимал бы по крупицам соки их мышления строго под систему, чтобы этим продуктом жестко урезонить политических дураков наших. Вот в бабушке Европе до чего внезапно пришли. Всем малышам за благодеяния выдавать белые и розовые шарики, а драчунам и упрямцам – синие... И все вокруг понимают, он синий по духу, по мыслям, и ну, его в синий шарик-лошарик... Дерьмо он, но при своем ментик, шариков он синей окраски, и вообще его упекут с сад философов, где и помрет он садоводом, а то и дворником... Но идеи его будут жить на взвеси социальных и политических возможностей.
И такой себе сякой новый Ленин будет не более чем Карабас Барабасищем из театра допустимых полутонов общественного развития, тогда как все прочие – сплошь бледо--розовые будут парить зефирным облаком и пукать от счастья! Скотеняки!.. Что же до чувства Родины, то Украина – дом 147 наций и этносов... я бы искал коды внутренней толерантности... внутренней... новейший украинский профашизм стал раздражать. То что допустимо на поле брани, там и должно приветствоваться. А как только домой – озверин бандеровщины махровой ставь на полку истории, а иначе раскол общества будет доведен до крайности! С очередным новым Путиным, Лениным, Сталиным, Бандерой, Махно, Петлюрой и Риббентропом! От всей этой фб-коллаобористики и дождливой сонной погоды жуткий сон в башке написался. Проснулся в тихом ужасе.
-.
СОН: На БВС, киевляне знают, где это, нас интернировали белобрысые нацики, которые только тогда вдруг прочли истинный возраст моей жены, и словно извиняясь, тиснули ей свой флаерок. На нем всего два слогана:
1. Желаете жить с третьекожкой?
2. Третьекожку на треножку.
– Мы осуществляем ваш общественный арест на основании, что вы похожи на третьекожку и рептилоида, и не до конца знаете, что все схожие с ними особи обязаны ходить – не ходить только по бульвару. Ходить или не ходить мы еще не знаем, так что пожалуйте в наш общественный пункт до уточнения ходить вам или не ходить...
– Ползать, вашу мать, ползать! – рычит с неба Перун и щемит уже самих фашизоидов громом и молнией. Обугленными они падают замертво. Мы неспешно продолжаем свой путь. На противоположной стороне бульварной дорожки мирно беседует обаятельный молодняк, который совсем недавно рядился в шкуры фашизоидов, сгоревшие шкуры которых теперь лежат у них под ногами... Третьекожки, шкуры фашизоидов... Ну, и сон, прости меня Господи… Лично я в шоке!..
На что самому мне ответствует Будда: 
– Секрет здорового ума и тела заключается в том, чтобы не сокрушаться над прошлым, не слишком беспокоиться о будущем и жить  настоящим...

среда, 25 января 2023 г.

Веле Штылвелд: Экзекуторы мечты, антология неформального текста, ч.10

Веле Штылвелд: Экзекуторы мечты, антология неформального текста, ч.10
Электронный эпюр Веле Штылвелда "Ружжо"

Я не пишу о том, когда я впервые увидал отца евреистый первоклашка в театральной матроске некого полушкольного, полупрогулочного костюмца для выгула. К кому же у меня для коррекции зрения был пластырем крепко залеплен мой ведущий даже через призму очков левый глаз. Так что выглядел я мартышкой, ухоженной маленькой еврейской мартышкой, скрывавшей в том числе и свои славянские украинско-польские коды, которые я в себе подсознательно не любил… Так во отец, при подходе к масонскому памятнику Владимира Мономаха, промелькну мимо нас с матерью тенью и едва не безумно сорвался с Владимирской горки, едва не повредив себе всяческие связки и позвонка, оставив при этом самого меня в крайнем недоумении... 
Отец был хорошо сложен, имел атлетически оформленное и откаченное до кубиков тело, и непременно годами носил очень странный  берет с помпоном, который регулярно откручивал у него местный участковый  с садистским урчанием:
– Тебе не положено выделятся из публики, Николай, ты здесь не старший по кубрику. Ты пожизненный поднадзорный! Что, скажи, из этого тебе до конца не ясно? Еще раз увижу и уйдешь на пятнадцать суток…
– А что мне дадут ваши пятнадцать суток после трех лет фашистского концлагеря?
– Вот о том и помалкивай. Ты ведь подписывал документы о не разглашении. Вот и не выделяйся, и греби отсюда в свой конкретный микрорайон. Ты ведь в нем сознательный гражданин и уважаемый грузчик из овощного… Вот и греби в свой овощной, пока тебя самого в овощ не превратили!  
И всё это в единой вспышке памяти – неистовый срыв с паркового обрыва, перехват бравыми дружинниками, болезненное даже на должном отстоянии любопытство матери. И голос за нами строгий:
– Не задерживайтесь, гражданка, и сынишку своего уводите… Яблоко от яблони… вам же уже сколько раз говорили… Или вам тоже напомнить о подписки… Так вы же не он… Вам столько беды-горя не выхлебать…  Так что кругом и домой с парковой прогулки! Я правильно говорю маме, пацан?! Подрастешь, поймёшь – дело талдычу… Нам и так с тобой ещё придется встречаться. Лучше бы как можно позднее. Усёк?!
-.
Жизненная неизбежность, однако, и их – наших всегдашних мучителей, и нас, живущих, в безсострадательном наклонении, толкает на поступки… Но им легче портить совместный окрестный воздух, чем нам нюхать и всепрощать…  Да, пошли бы они…. Решают те, кто вместо очевидных направленных протестных действий на правах приближенной к правителям жизни челяди, пытаются отгородиться от всех прочих особым статусом… 
Я имею власть, маленькую, говенную, но очевидную власть. Я прикрыт её и потому я имею статусную защиту... Я вправе укрыться за свой статус и защищать свое беспрофессиональное пофигистское право плыть по течению власти, прикидываясь, что и поступать я по жизни готов по её велению, и отстёгивать ей, состоящей из дорвавшихся к кормушке управителей жизни бандюковичей, и внешне пригибаться пред ней, и стелиться под нее, потому что эта власть недоучила, недокормила, недоустроила мой собственный мир, а посему я готов рвать её в самых непредсказуемых и несусветных местах, цепко, до крови, поскольку именно к этому обязывает меня моя говенная статустность.
Но ведь власть, по большому счету это тоже профессия. Да не просто профессия, а патернальная, защищающая по замыслу её первых создателей всех нас, просто людей... Ну, в том-то и дело, что у власти сегодня поставлены непрофессионалы! И они просто не знают о профессиональном кредо любой патернальной профессии – властителя, врача, учителя, воина – я имею сострадание, я имею право быть искуснейшим правителем, врачом, учителем, воином…
Изначально профессионален, я изначально патернален, я изначально сострадателен, искусен. А если я изначально искусен и сострадателен, значит, я изначально терпим. Или как там ещё не по-русски… Я изначально толерантен и не прячусь ни за какую говенную статусную значимость некой очередной корпоративной подкасты, потому что я самодостаточен, и тем самоценен в себе и ценен для окружающих!
По моему особому мнению, профессии, связанные с осуществлением сострадания, должны быть навсегда законодательно лишены лютой корпоративной статустности!
-.
Доброй ночи, Веле! Итак, ты спрашиваешь, что за романы?.. За период Ленкиной учёбы я довёл до ума только "Аукцион душ", который подавал на "Коронацию слова". Там он не прошёл, хотя позже, в личных встречах с кое с кем из жюри конкурса я понял, что крест на нём не поставлен, наоборот – есть некие планы... Правда, вилами по воде писаные… Пока что роман стоит на веб-сайте "Электронна роман-газета" Виктора Нечипоренко. Но ты его, естественно, не читал – так можешь развлечься… Но это – реализовано. Далее: я покамест не довёл до окончательной редактуры "Грязного ангела" – фантастику на тему генной инженерии, эксперимента над покалеченными "афганцами". Вернее, одну редакцию даже выдал Гусеву для отправки в Москву – ну, там, естественно, прокатили... Но я больше рассчитывал перевести на украинский и подать на конкурсы здесь. И ещё сделаю это в обозримом будущем, тем более, сейчас появились дополнительные материалы по немецкой "Аненербе"... Другой роман – триллер про лохов "Остров Любви" – написан наполовину вчерне, на чём и стопорнулся. Такие дела. ТивМур".
Он же Тимур Литовченко
Ещё раз привет, Веле! Пересмотрел накопленные архивы – ну, никак не могу насчитать 15 произведений! И где же мой "До коммунизма..." хотя бы? Ни хрена не пойму, как ты считаешь! Так что будь любезен, – проверь, что в этом архиве лишнее, а что – нет, и перешли взад. Далее. С чего ты взял, что я от себя кого-то отталкиваю?!
Ну, скажи откровенно: кому я хоть раз сказал за два года "Чтоб я тебя на клубе не видел!" Ты чего, Веле?! И к чему тогда твой реверанс "А ты молчишь. А ведь к тебе тянутся люди, не претендуя на занимаемое тобой в литературе место"?! И когда это я боялся, что кто-то займёт моё место в литературе?!
Ничего этого я не боюсь. Моё место – это моё место, и я его уже занял. А скромным оно будет или нет – решит Всевышний, и только Он, потому что всё, происходящее здесь на земле – это к Его славе и величию, а не к людской! А с Беркусяном я не встречаюсь, потому что у меня нет совершенно времени… Так что с Игонесом успеется… ТивМур 
С литпроцессом как бы всё ясно… Покопаемся в реалиях сетевой журналистики:
Уважаемый Веле! Прошу прощения, если я Вас задела желанием оплатить работу (любая работа стоит и времени и денег, поправьте меня, если это не так). С большим интересом я прочитала Ваши статью – все настолько живо и больно, буквально все это видишь перед собой… Но, к сожалению, вероятно, Ваш материал не пройдет цензуру, т.к. кредо издания – поддерживать отечественного производителя, поверьте, им тоже не даром дается зарабатывать, а касательно легкопромышленных отраслей – многие скрываются в подполье. Поэтому не хотим ставить им в укор то, что они якобы не могут делать, могут, очень могут, но... Мы все живем в этом государстве. С уважением Д. И. "Выставки и презентации".
-.
Всё! – Все это будет бесконечно, до самой смерти, и только бомж Григорий (Гоша)-Константин (Котя) – Гоша-Котя не читает и не будет читать писем ко мне, плывущих по электронке. Гоше-Коте на электронку начхать. В канализационные люки электронки не подведут. На люками всегда будут писать обпившиеся дрянного пивца пацаны, в люках всегда будут жить бомжи и к тому же иногда будут иметь бомжих, но это никогда не будет имеет последствий, как и электронные письма, которых никому не напишет кафилэн Игонес Беркусян, и ему тоже никто не отпишет…
-.
Как-то мой сосед по Троещине, прекрасный украинский поэт Анатолий Кириллович Мосиенко перефразировал чисто по-козацки расхожее выражение: «плохому танцору яйца мешают». В его палиндромическо-автохтонском преподнесение эта фраза прозвучала по-новому: КОЗАКУЮ У КАЗОК – почитай, пляшет наш козацкий лобуряка мужичок не от печки, а от сказки, что ему скажут, то и спляшет, хоть с начала до конца, а хоть и от конца в самое тупое и неприглядное по жизни начало…
Ты ему хоть ссы межи очи, а он тебе только своё гнет в ответку: не видел – докажи, а видел – хай тебе повылазит. И баста… Вот они принципы нынешней украинской патернальной херни, которую и державой больно прозвать…Потому до сих пор для миллионов своих сограждан Украина остаётся как бы ничейной Территорией, о которой наши северные соседи говорят, что хохлы думают до обеда, а после обеда тупо безалаберно отдыхают…
Обидно, досадно, но до чего похоже на правду – здесь и Урганта не зови, тем более, что он зашифровался в одной из центральных дурок РФ, а это многого стоит… Но нам перед самими собой на кого рожей кивать, когда, что ни рожа, то Сирожа. И бандюки наши, и олигархи из наших, и чиновники-казнокрады наши, и только наша жизнь от всей этой пошести вроде как у параши проходит зря.
«Козакую у казок» – как только не читай сей палиндром, как только не крути его составные идиомические пружины – суть одна в центре всех патернальных поветрий новообретаемого Отечества все мы, в том числе и простые киевские троещинцы, постоянно чувствуем себе неприкаянными сиротами, которым отказано в покровительстве Родины, высасывающей из нас грабительскими насосами всю до последней капли крови. 

Юрий Контишев: "Привкус кагора", текст совместно с Веле Штылвелд

Юрий Контишев: "Привкус кагора". текст совместно с Веле Штылвелд


Привкус кагора разит перегаром –
три старика да четыре прорухи.
Кто там сегодня заведует шаром
полуземной очевидной разрухи?..

Полунебесной, в январском подтексте…
Вымокло небо и наземь опало.
Осень смешалась с весною в инцесте,
видно, морозца им не доставало.

Хромотаграфия пальчиков в небе.
Ангелы вновь прошивали узоры.
Матрица счастья остыла на хлебе.
Хлебушка птицам скрошили трезоры.

Гавкали сыто, визжали от счастья
и - с языков истекая слюною - 
мимо кагора тикали по чаще –
кто - за лисою, а кто - за судьбою.

Сука за озером страсти алкала
и уводила с собой в страхолесье,
где волчья стая в кустах поджидала -
вытянув выи и вой в поднебесье.

И - не кагором - политые снеги  
там остывали в кровавом овраге…
Русичей - так стерегли печенеги,
тавров – пещерные злые ватаги.

Хромотография с сизым отливом
Орки привычно снуют над обрывом...
В этом народе свободолюбивом -
так архаичны - и Падуя с Римом.

Только старухи, в четыре прорухи,
Взяв на поруки безбожную землю,
Так осторожно, как в стыдной порнухе, 
Вытянув руки,  встревожили семя.

Смелые дети рождались с трезубцем.
Жовто-блакытным покрытые пледом.
Следом - под светом скрижали  ютьуба -
жгут с облаков ипокрены сонетом…

вторник, 24 января 2023 г.

Веле Штылвелд: Экзекуторы мечты, антология неформального текста, ч.9

Веле Штылвелд: Экзекуторы мечты, антология неформального текста, ч.9


– Почему это, Веле, в героях у вас во всю резвятся бомжи? – Спросил меня упорный ориянский фантаст Беркусян. – Сколько не вычитываю ваши тексты, без бомжей вы ни-ни…
– Это, Игонес, верно. Окрестным странам тяжело без жопы, из которой они вычухались, а нам, зачухранцам, тяжело без бомжей. Орияна – страна бомжей. Оно ведь как: чуть только какой апвелинг, по-нашенскому – ветросдув, как тут же всю наше благопристойность с государственных горшков сдувает, и обнажаются в основном голые попы... Но бомжи и бомжички никогда не предаются нудизму. Они далеки от полного натуропатства, и очень близки к народу. Скорее всего, они сами и есть этот похеренный и опущенный в прикладбищенские подлески народ и имя ему – легион…
Иганес во всю сверкает отполированными металлическими зубами, среди которых естественно белые – большая редкость, но о бомжах он хочет поговорить не абстрактненько, а конкретно… И тут нам навстречу является бомж Григорий, который Константин, обряженный в ситцевую косоворотку, джинсы с раскладушечной раскладки из Германии и в кроссовках от экс-министра Орияны по делам молодежи и спорта Валерия Борзого.
Беркусян – кандидат наук в области ориянской филологии, вся суть которой в последние годы сводилась к формированию новоориянского наречия, в котором к традиционным словам – попка, задница, срака, жопа – добавились такие синонимы как – асс, дупа, сраця, сідниці, пердело, голубятня, вонище, ягодицы да гепка, – и из-за которых новейшие словари разнесло до колоссальных размеров, что позволило в очередной раз кормиться местечковой научной братии, прежде только и знавшей такие шедевры, как скажем: «самопер попер до мордоляпа»… Но этим уже сполна был накормлен век предыдущий, тогда как новый век мастерил очередной сленг с претензией на узаконение в качестве глобального ориянского языка! Чтоб на Земле никто и нигде больше не сомневался, как только произнесешь: 
– До сраци пердэло, – ваша дупа не така вже й дебела, а ваши сидныци до жопи и птыци... И, кстати, Веле, В Мариуполе, как и в Донецке, абрикос с горькой косточкой называют жерделя, от турецкого zardaly, – это ещё с далеких времен, когда мы под турками были. А в Киеве жерделю называют морелькой от польского слова марелла… И тут же все присутствующие начинают буквально всё понимать и брататься, – дескать, все мы ориянцы всемирные, зачухранцы единородненькие, соотечественники сраные… Хорошо-с то как и с явной перспективочкой на грядущую сытость… 
Но это как бы литературный пикник. А тут самый настоящий бомж лапит навстречу, прямо из люка канализационного. И счастливые глюки у бомжа Константина в глазах. И даже не подумайте, что он пьян. Стеклотарку, да, – собирает, а вот пить, – так не пьёт. Иногда разве что колеса глотает… Но очень не регулярно – от незатейливых до самых последних синтетических, где уже между глюками мелькают синкопы белочки и мельтешат кибальчиши с чебурашками за великим Вованом – мудилкой питерским, до которого у Константина-Григория есть своя особая претензия: почему тот всегда взбирался на люки броневиков, а не на канализационные… со смывом. Для смычки, так сказать, с братским народненьким дерьмецом…
Пока же происходит явная смычка филолога Беркусяна и авторитетного троещинского бомжа Григория (Константина):
– А вы откуда всё это знаете? – спрашивает Игонес.
– Знаю, – резонит его бомж. – Потому что ты – лох! А твой приятель – лысачок хренов. И оба вы стипендиаты фонда ДЖА-НА-ХРЕНА-ВАМ-БУДЛЫЙ-ХЕРАМ?! – И счастливая энергия Джа излучается всеми двадцатью бомжовскими, раскрошенными напрочь зубами, отчего даже на старых пеньках во рту пылает коричневый отблеск.
Беркусян пытается брататься и брать Григория (Константина) под локоть и даже обжимать тому руку. Но я строго бью филолуха по рукам:
– У тебя, Игонес, детки малые… Так что, рассматривай объект не более чем планетарный ориянский экспонат – типический инклюзив человеческого опущения, но не прикасайся к нему.
– А что, заразит? – удивляется Игонес.
– Да, своей отверженностью и… чесоткой.
– А СПИДом?
– СПИД – забота общая: спи один… И вообще, бомж – это национальная ценность страны, в которой больше ни хрена не осталось…
«Национальная ценность»" медленно оседает на канализационным люком, откуда ему еще не пожилая бомжичка, как может, передает сумки и пакеты со стеклотаркой: сумку за сумкой в ритме нерезво-пьяном…
-.
Почему в Интернет живут "плохие мальчишки"? А почему бы им там и не жить? Рядом с "хорошими"... которые временами шлют и мне послания по электронке…
Здравствуйте, Веле! Как поживаете? Здесь приснилась сказка. Помогите написать. Я-то владею только матерным со словарем. Поэтому излагаю, как умею… Собирал шоблу-моблу, и перед ними макала-какала делал – и с пассами ручными и пуками на присядке, чтобы хоть как-то выставить проблему на хайер... К тому же и проблема вроде известная, мол, все воруют в стране, даже те, кто вроде бы и по рангу волшебников тырить изначально не должен, а на деле все они – мелкие звездоболы… Проблему рыл основательно. Завел всю шоблу биться над её незвездным решением... Но таким, чтобы грело – и бухлищем, и хавчиком, и шмотками в шкафчике… 
Один из них Бес – предложил сразу, где денег надыбать. Нужны были только паспорта настоящие, за каждый паспорт 20% от суммы выделяемой организаторам аферы. Но вот паспортов у бомжей, даже рисованных отродясь не водилось, как и положено не токмо сталинским орлам, а и всяческим стервятникам, гадальщикам, по сути... 
Другой из них – Поисковик, легко отделяет настоящего волшебника от звездобола. Для этого достаточно ему только пару словами перезвездеть. Он и определил, что я не Штурман, а Сказочник, а Штурманом назывался, чтобы Штурмана не угробили, ведь жизнь Штурмана ценнее. Штурман он может по любому событию определить весь ход действий в будущем. 
Так в 70-х годах на остров Сескар, что под реальным городом Энском, выскочил банановоз "Кура" со сливочным маслом на борту. Местные жители проблемы с маслом не знали. Так тот, водила настоящим Штурманом был. И что интересно, с места аварии он прочно сбежал – точно по азимуту Ищи-ветра-в-поле... 
Надо определить, чтобы это значило. Королева сказала, что это дело Штурмана. Все раззвезд+елись. Началась кутерьма. Здесь и выяснилось, что я не Штурман, так как начал требовать помощи от других. Вот тогда Поисковик и обозвал меня сказочником без права на урвать жрачку, бухлище, тачку, отчего мне в бомжах век коротать. С уважением, почитатель Эболы в гроге… 
А кто сказал, что все мы хорошие, и было ли такое вообще, чтобы "хорошие" вползали в жизнь на спинах хороших? Захребетники тем и отличаются, что вползают в мир на спинах плохих, чтобы однажды заявить на весь мир о своей хорошести… Хороши гуси!
А что гуси, жили у бабуси? Так у меня тоже сон тот ещё накануне. О двух космических рейнджерах, таких во себе двух планетарных киллерах, один из которых при высадке на планету устремляется в направлении зюйд-вест, а другой направлении норд-ост. И что характерно. Они ведут просто убийственное планетарное сафари. При этом прихватывая весьма неразумно и алчно всяческие артефакты с тел убитых ими автохтонов. Эти нелепые атрибуты изменяют их до полной неузнаваемости. И вот когда они, наконец, встречаются после своей карательной операции, то не узнают друг друга и расстреливают взаимно как двух лютых собак… И только космический аппарат горе-киллеров остается ржаветь там, на века… Пишите, любители космических блок-бастеров, а я опять пойду спать, так как скоро снова отрубят свет и наступит продолжительный зимний блок-аут…
Действительно это все… За день я удаляю более двух-трёх десяток писем из бесконечной "мыльной" оперы – с матами и без, с восторгами и порицаниями, советами и рекомендациями, просьбами и увещеваниями, обещаниями благ и кар, на которые мне просто насрать, коль скоро здесь что-то чирикали о госпоже жопе.
Жизнь – это бесконечная чреда волшебных иллюзий, но всякий раз, когда ты пробуждаешься утром, помни – одной волшебной иллюзией на Земле стало меньше. Ты и сегодня не живёшь в волшебной стране Оз, ты и сегодня продолжаешь пребывать на грани выживания в обездоленной земной стране Украине. Вгоняя жертвенную обездоленность и социальное зловоние широкие слои населения местные властители жизни сами гибнут от своего разрывного карающего генетического прошлого, механизм которого запущен задолго до их рождения. Вереницей подленьких, подлых и наиподлейших генераций во времени они уже от рождения изжили себя и приблизили к реальному и окончательному коллапсу своего незвездного будущего. Тем они и страшны, наши сатрапы, и наши горе-правители, живущие на земле окончательный вздорный раз… Прежде прочих людей и чаще иных, они подвержены генетически онкологии и тромбозам, за те беды и страдания, которые они причиняют сегодня нам – простым на земле людям. Агония наших невольных и рачительных палачей переходит и на их обозримых уже потомков и мы из СМИ узнаем о смерти и страданиях их близких. Это у них в расцвете сил погибают сыновья и не поднимаются внуки…

понедельник, 23 января 2023 г.

Веле Штылвелд: Экзекуторы мечты, антология неформального текста, ч.8

Веле Штылвелд: Экзекуторы мечты, антология неформального текста, ч.8

-.
Нынешний ФБ просто пронизан русским домостроем… Просто от того, что все прочее сетевое чтиво из РФ украинцы банят… Но никто никогда не замысливался над тем, что и домострой – это только обрезные знания и истины очень далекого прошлого… Вот тому самый непритязательный, и чисто внешне вполне нейтральный пример…
Слово “старость” состоит из приставки “ст” и корня “рост”. “Рост” –  “расти, развиваться, изменяться”. А вот сочетание букв “ст”  означало у славян замедление, остановку. Смотрите сами: “столб”, “стопорить”, “стена”, “стоять”. Получается что “старость” – это остановка роста и изменений.
Так понимали наши предки. Они знали: “состариться” можно и в 30 лет, если перестанешь расти и меняться. Слово “старость” означало порок, неправильный ход жизни человека. Поэтому наши предки не “старели”. Они становились с годами “зрелыми” и “мудрыми”, а не “старыми”.
Старость наступает, когда вы перестаете меняться и впускать новое в свою жизнь.
Здесь что не лишне добавить. Что на школьных уроках английского языка родилось расхожее арго-словцо «олды» – когда сленговые определители родителей, такие как, старичье, родыки, шнурки в стакане – уже не работали.
Но даже при этом нынешние тинэйджеры, отроки и подростки не стали обзывать родыков стопарями, от слова ближайшего к определения сути явления старости – от интернационального слова стоп. Этот древний посыл уже не срабатывал. И на него просто уже не велись. Но нынешние потомки великого и могучего не стали в очередной раз утилизировать обще любимое слово – стопарь под одну только старость. Стопарь стал определителем всей нынешней российской общности, перебив древний постулат мрачно определительного префикса «ст»! Поскольку предками, олдами, старичьём могли становиться из-за увлечения стопарём даже самые моложавые  родители.
Старость наступает, когда вы перестаете меняться и впускать новое в свою жизнь. Так понимали и наши предки. Они знали: “состариться” можно и в 30 лет, если перестанешь расти и меняться. Слово “старость” означало порок, неправильный ход жизни человека. Поэтому наши предки не “старели”. Они становились с годами “зрелыми” и “мудрыми”, а не “старыми”.
-.
У одной одинокой умеренно пьющей средних лет жещинки был домашний кот по имени Мужчина. Жила женщинка в районе Ленинградской площади в хрущевской пятиэтажке и выпускала по вечерам кота погулять. Дорогу домой кот находился обычно самостоятельно. Стоял конец ноября, во дворе слякоть с дождем и мокрым колючим снегом, а кота нет. Женщинка оделась, обулась по-дворовому, вышла во двор, и давай кота домой призывать:
– Мужчина, мужчина!..
А кота нет... Она вновь уже почти по-дурному:
– Мужчина, мужчина...
Бродит по темному двору, причитает, когда вдруг слышит из-за спины знакомое и незнакомое: "мяу"…
Первым "мяу" подает знать о себе кот Мужчина, сидящий на руках тоже какого-то мужичка. Присмотрелась женщинка, а ведь и этот мужчина! И обоих взяла к себе в тот вечер домой, и с тех пор пить перестала и вечерами соваться во двор. Достаточно стало с нее и двух  домашних мужчин...
-.
Ray: В Украине классный народ и олигархическая уродская власть. Кучма создал кланы олигархов, которые устроили геноцид народа, уменьшив численность с 52 до 35 миллионов… Первопричина войны – олигархи: РФ посчитала Украину слабой, после 30 лет уничтожения страны олигархами.
-.
Умирает ли текст, который не проходит цензуру?!
Сегодня утром хотел написать маленькое эссе, небольшую повесть, типа… «День, к которому шли четверть века»… Обращаю внимание на публику, не мизансцены, а на перемены в лицах, давно не советских лицах тех, кто выжил. Спрашивал у семейной соседки, милейшей «улыбашки» – была ли она за эти годы заграницей. Нет, сына растила. Я промахал то ли двенадцать, то четырнадцать стран. С женой. Но раз есть – то ли, значит, это уже просто не актуально... Мне всё ещё нужен нормальный литературный гранд. Написал я и достаточно много, и ярко, соавтор-график у меня тоже есть. Выхлоп будет социально-значимым. Почему никто не откликнулся. Оказалось, что своё сало лучше мылить в своём кармане... В ноль! 
-.
Меморандум Веле Штылвелда от 4 июля 2012 года
Я русскоязычный киевский литератор, НФ-автор. поэт, сетевой журналист. Мне не претит украинский язык. Претят в нем, нынешнем, коды ненависти... Не мне, и не депутатам решать на каком языке будет говорить народ… Но на галицийском диалекте КабМин не имеет право разговаривать! Публичная договоренность со времен «злуки» в 1918 г. Полтавско-Киевский диалект признан, условно говоря, хох-украинским. Литературным украинским. Хотя, с точки зрения Европы галицийский диалект более всего германизирован. Такая кухня... А еще козацкий и казацкий диалекты левобережья, а еще харьковско-сумской почти русский, кста, и Ющенко сам из тамошних мест, а еще отсутствие науки. На этом надо ставить сегодня крест и президентское вето. Украина не готова к Гражданской антифаде на почве язычно-мовного раздрая... Не готова... Кстати, коз+ацкий и к+азацкий диалекты пограничных субэтносов Украины и России породили донбасский суржик... Интересно и другое – как в любом ссыльном районе царской, а позже советской империи – этническое в Донбассе было продавлено на смерть... Здесь и работяга-еврей и работяга-немец из крымских переселенцев скорее назовут себя шахтерами, и если чухнут, то сразу в Израиль или Германию... Менять свой регион на иной другой им не по духу...
Бандеровщина... Нам приходиться в Киеве мириться со всеми наносными влияниями украинской речи администрации – от азаровского и гамереканского до галицийского, от днепропетровского до донецкого и сумского... Но возвращать нам еще только предстоит полтавско-киевское, дабы нам окачатель но не охаметь от младых ногтей и не облечься в некую очередную региональную ненависть... Нам не смешны эти войны за язык и все мыслимые украинские диалекты... Под сурдинку этих горе-воителей раздевают и обирают как липку весь украинский народ со всеми этносами и субэтносами... Не время молчать!
-.
Май 2019 г. В это период я заканчивал свою НФ-публицистику о черной чуме в середине 14 века в Европе... Я словно пророчествовал... Ведь не зря сызмальства был на учете в КГБ, как потенциальный оператор времени... без профанации, по чесноку. Ни одна кука за этот год не подъехала... трутни... даже не способны пить из стабильных медоносов времени... или спроможны... импотенты духовные... Интересуют отныне меня не только гонорары я готов предоставлять вам многие интуитивные прикидки на завтра... Но оно вам надо это завтра. Думаю, да... вас отныне три года не выпустят! 
Перечитую эту запись с горечью провидцы. Я как всегда оказался привычно прав…
-.
О чём мы говорим, над чем обычно смеемся? По Фрейду – чаще всего говорят люди о сексе, а смеются над сексуальными шашнями, политиками и… задницами. Так вот все мы в огромной заднице жизни, и оттого нам смешно. Нам жутко смешно, нам бесконечно смешно… Кто, к примеру, по жизни попал в маршрутки, то конкретно попал на вечно окружную дорогу жизни, проносящуюся мимо эпицентра эпохи… 
Хотя и в центре, в принципе, тоже свои клоуны с клоунищами, и своя собственная лысая опа… От которых в мир является какой-то специфический горьковато-перекисший смех не больно к реальной жизни причастных… Этот смех составляет смысл всей нашей жизни со всеми ее «кондебоберами» и загогулинками… 
-то наезжал в Киев из Тель-Авива Александр Урванский, бывший киевский санитар скорой помощи из психлечебницы имени Совковой власти. Между просим, фельдшер – здесь, и грузчик, вечный грошовый грузчик у них, там – в Тель-Авиве. Он сейчас получает себе семь гарантированных долларов поденщины за день, и по пятницам, накануне встречи царицы Субботы, отправляется на ближайший базар, где уже на закате набирает несколько килограммов неликвидных персиков и бананов, винограда и киви. Тем и живет. Да еще поэтит и литераторствует… 
Между прочим, это ему принадлежит рассказ «Опа», в котором слово «срака» употреблено на полутора страницах ровным счетом тридцать три раза. Он читал этот рассказ в прошлом столетии, в году эдак 1994-ом на заседании Литературно-Интеллектуального Клуба при "Русском собрании", – и я там был. И Риталий Заславский был, и Алла Потапова была. Оба сегодня, увы, прочно усопшие… И все мы ровно тридцать три раза вслушивались в слово «срака», в которую со временем всех нас отправила жизнь. А Урванский в катарсисе от прочтения нараспев блеющим еврейским фальцетцем своего опуса даже расцвел, похорошел, но все равно чуть позже угодил прямо в больницу Скорой Помощи, поскольку у него как раз что-то открылось в его тощей на длинных ножищах опе, – какой-то некошерный геморрой что ли на почве нашей повышенной радиации… Но с тех пор это слово и эта тема в Киеве были закрыты, пока в июле 2003 г. не напомнил о них Лион Измайлов – знаток совковой юмористики и старый москвич. Ему бы сказать как спутнику-побратиму, коротко и звонко: пип-пип, а вместо этого он так банально пролепетал на «Новом канале» – опа, как будто самый невинный младенец, испражнившийся на всю культуру нашего местечкового Киева… Вот засранец! Я выключил ящик и стал вспоминать…
-.